Товарищ Тень (jagorq) wrote in ru_klukva_ru,
Товарищ Тень
jagorq
ru_klukva_ru

Categories:

Советские ВВС vs. Люфтваффе

Здравия желаю, товарищи!
Роман Гюго (человек по имени Romain Hugault, а не художественное произведение великого писателя) это французский художник, чьё творчество на одном буржуйском сайте метко охарактеризовали, как "Boobs and Warbirds", то бишь "Сиськи и самолёты". В своих комиксах, как вы поняли, он касается темы авиации и девушек. Совместно со сценаристом Янном на сегодняшний день он выпустил три графических романа и, естественно, они не могли пройти мимо 46-го гвардейского ночного бомбардировочного полка. "Le Grand Duc" (Филин) издательство Paquet выпускало с 2008 по 2010 год и состоял он из трёх выпусков: "Ночные ведьмы", "Товарищ Лилия" и "Петя и Волк" "Лилия и Вульф". В сообществе несколько лет назад комикс всплывал, но не был разобран полностью.
Да, на русском языке в интернетах он присутствует, но ребята с сайта Rus-BD настолько ответственно подошли к переводу, что исправили все косяки надписей и сгладили некоторые диалоги, а оно нам надо, так что в обзоре я использовал английский вариант, изданный в 2012 году американским издательством "Archaia".



Предупреждение: Тема раскрыта.





Главные действующие лица




Имя: Лилия Литваски
Возраст: женщин о таком не спрашивают
Звание: лейтенант... старшой
Опытная лётчица, совершившая тридцать шесть боевых вылетов, но идейно не выдержанная, в своё время отказалась вступать в комсомол. Не испытывает никакого уважения к начальству. Планка социальной ответственности не сильно высока.




Имя: Адольф Вульф
Возраст: ещё нет и тридцати
Звание: обер-лейтенант
Лётчик-ас, на его счету 21 сбитый самолёт. Руководствуется правилом не стрелять по безоружным целям. За всех сбитых им лётчиков очень сильно переживает, надеясь, что у них есть парашюты. Считает свастику политическим символом, а не военным, поэтому старательно закрашивает её на своих самолётах. Не верит рассказам о лагерях смерти, считая это вражеской пропагандой. Не любит своё имя, как и фюрера. А в гитлеровской армии служит лишь из-за долга офицера. Вдовец, жена погибла под английскими бомбами. Воспитывает дочь Роми.




Имя: Валентин Любов
Возраст: лет 30
Звание: капитан
Награждён орденами "За оборону Сталинграда" и "За победу в Великой Отечественной войне". Любит Лилию и выпить. Обладатель звучных прозвищ "Таранов" и "Товарищ Катюша".



Имя: неизвестно
Возраст: между прошлым и будущим
Звание: капитан ГБ
Предположительно, имеет виды на Валентина и, вероятно, поэтому не жалует Лилию, а может быть она просто завистливая стерва.



Имя: Фред Хоссау
Возраст: ?
Звание: обер-лейтенант
Нацистскую идеологию не разделяет. В отличии от Вульфа рассказам о лагерях смерти склонен верить. Частично еврей и по этой причине ненавидим Максом.



Имя: Верена
Возраст: размер 3-ий... Пардон, не в ту строчку.
Должность: радистка
Любовница Вульфа. Постоянно предлагает себя своему Адольфику. Но пресытившийся Вульф все чаще предложения отвергает, чем Верена весьма недовольна.



Имя: Макс Пёкелькаммер
Возраст: 20+
Звание: лейтенант
Истинный ариец. Характер нордический... Самовлюбленный заносчивый юнец. Ненавидит всех и вся. Его брат работает в гестапо. Убеждённый нацист.



Глава первая, в которой мы застаём обер-лейтенанта Вульфа за мародёрством.


Декабрь 1943 года, Кубань. Обер-лейтенант Вульф неспешно обыскивает тело погибшей лётчицы 588 НБАП. Его механик Гюнтер поторапливает своего коллегу, напоминая, что леса кишат большевисткими партизанами.
Вульф возвращается к своему SdKfz2.



— Нашёл что? — с надеждой спрашивает Гюнтер.
— Только сигареты, — отвечает Вульф и удручённо добавляет. — И нет парашюта.
— Бьюсь об заклад, что у неё и зажигалки не было.
— Откуда знаешь? — удивляется обер-лейтенант.
— Знаешь легенду о "ночных ведьмах", — начинает вещать Гюнтер. — Моя бабушка выросла в деревне под Nijni-Novgorod. Она рассказывала мне истории, когда я был ребёнком... Ведьмам не нужны спички, они лишь хлопнут в ладоши три раза и БАМ! Появляется огонь!
Вот так обер-лейтенант Вульф впервые услышал о "ночных ведьмах". Тогда он даже не подозревал, что они навсегда изменят его судьбу.


Глава вторая, в которой мы знакомимся с "Ночными ведьмами".


Линия фронта между станицами Крымская и Русская.
На мирно попивающих чаёк фрицев совершают налёт "Ночные ведьмы". Бомбы сброшены и можно возвращаться на базу. Но происходит первая потеря. Огнём зенитной батареи сбит У-2 Жени и Марины.



И, что ещё хуже, на перехват наших храбрых лётчиц подняты немецкие истребители во главе с самим "Ночным принцем", Вольфгангом фон Рейн-Шнайдером на "Мессершмите BF110". Также среди nachtjager и обер-лейтенант Вульф на своём "Фокке-Вульф 190".



Изрядно потрёпанные "Ночные ведьмы" возвращаются на базу 588 нбап (к слову, к декабрю 1943 году он уже как десять месяцев именовался 46-м гвардейским нбап) в Красном Луче.
— Восемь не вернулось, — резюмируют одна из лётчиц.
— Зачем считаешь? — спрашивает Лилия. — Все мы там будем, рано или поздно.
— Тихо, Лиля! — шикают на неё. — Ты спятила? А если политрук услышит?
— Эта гадюка, Вера Галлинова? Chert! (в смысле "да пошла она") Пусть возвращается под юбку Сталина, где тепло. Она меньше бы выступала, если бы сразилась с нацистами на одном из этих списанных бипланов.
Но разговор прерывается заходящим на посадку номером 42. Вот только Таня и Мария снижаются очень быстро. Ударившись на высокой скорости о землю биплан вспыхивает, как спичка. Лиля бросается было на помощь, но её останавливает сама Евдокия Бершанская.
— Слишком поздно! Мне мои девочки нужны, чтобы сражаться с нацистами. А с обожжёнными руками много не налетаешь.



На следующий день девушек хоронят и Лиля сообщает, что у неё есть цельная бутылка водки и предлагает пойти напиться, пока не пришла и их очередь. Планы срываются тем, что Лилю, Оксану и Любу вызывает в свой кабинет полковник Катарина Дордевич.
По пути девушки иронизируют о том, что кабинет полковника это старый хлев, в котором до сих пор пахнет коровами.
— Так вот как она получила звание полковника! — острит Оксана. — Она вымууучила его!
— А что ей от нас нужно? — подключается Лиля. — Наверно, пришло время дойки?




Полковник, награждённая медалью "За оборону Сталинграда" и орденом славы (Орден славы (учрежден 8 ноября 1943 года) вручался только рядовым, сержантам и старшинам, то есть полковник (а она полковник явно не первый день) никак не могла получить этот орден.) объявляет юмористкам, что они отправляются в стэндап-тур их заявления на перевод в мужской 585-ый истребительный полк одобрены.Конечно, 586-ой. Не могу сказать, кто виновен в этой ошибке: авторы или наборщик английского текста. Французский оригинал комикса в интернетах я не отыскал.
— Наконец-то! — радуются Оксана с Любой. — Мы будем летать на истребителях и отомстим за погибших подруг.
Но Лиля не очень счастлива. Счастливой она станет лишь тогда, когда убьёт последнего нацистского ублюдка.


Глава третья, в которой рассказывается о прибытии Лилии в 586-ой истребительный авиаполк, о трудностях, с которыми ей пришлось столкнуться и какой выход из положения она нашла.


База 586-го истребительного авиаполка.

Закутанная с ног до головы Лиля интересуется у солдата, где штаб командования.
— Штаб? Это вон та ziemianka!
А в штабе проходит обсуждение плана боевых действий, которое своим появлением Лиля прерывает.
— Чёрт возьми! — возмущается полковник. — Закрой грёбаную дверь! Холодно же!
— Боюсь, что чёртова печка скоро погаснет, — говорит товарищ Солотарёв.
— Сэр, полковник, сэр! — докладывает Лиля. — я лейтенант Литваски.
— Зайдите попозже, — отмахивается полковник и наливает себе стакан столь необходимой для полноценной работы мозга водки " Казёнка". — И что за вид? Вы же представляете Красную Армию.
— Так, о чём мы? — возвращается к обсуждению полковник. — Ты, Солотарёв, возглавишь zveno "Волчонок" и использовав на нашей цели тактику "Соколиный удар"...
Но так как Лиля решает привести себя в порядок, то полковника уже никто не слушает. Все мужики завороженно смотрят на показавшуюся из-под шинели фигуристую гимнастёрку.



— Женщина? Здесь? — негодует полковник. — Я же просил прислать пилотов, а не стадо летающих куриц.

Чем объяснить такой шовинизм со стороны полковника, кроме того, что он козёл решительно непонятно. Ведь изначально 586-ой истребительный формировался, как исключительно ЖЕНСКИЙ полк.

— Ну раз, вас обратно не отправить, — продолжает полковник. — будете чинить "Петляковы".

Петляковы? Но Пе-2 это бомбардировщики и состояли они на вооружении 587-го бап (в сентябре 1943 года переименованный в 125-ый гв. бап), а 586-ой был оснащён ЯКами. И тут я понял, что автор окончательно запутался в полках.

— Я протестую, — протестует Лиля. — У меня свыше 300 лётных часов и тридцать шесть боевых миссий.
Тридцать шесть? Столько же не живут! Тогда вы, должно быть, уже мертвы! В этой зоне боёв ни один пилот не дотягивает до тридцати.
— Но... мои соратницы Оксана и Люба прибудут завтра!
— А вот это хорошо! — продолжая пить vodka, восклицает полковник. — Советской авиации руки нужны больше, чем крылья. (Ну-ну, а кто о пилотах просил?) И кстати, о руках. Затопите печку. Дискуссия окончена!
И демонстративно отвернувшись, полковник продолжает обсуждение плана.
— Скажите своим людям: никаких самоубийственных таранов! Мне нужны живые лётчики, а не герои Советского Союза.
Но последнее слово всё же остаётся за женщиной.
— И вот что ещё, товарищи! Немцы прозвали нас "Ночные ведьмы"!



И в одно чудесное утро полковник просыпается с ясной от чертовой vodka головой. Да ладно, конечно с провалами в памяти, которые с удовольствием восполняет очутившаяся с ним в одной постели Лиля.
— Всё не придёте в себя от ночного пилотажа! С радостью замечу, что вы удовлетворили вашу противоестественную животную страсть.
Я понял, это намёк, я всю ловлю на лету, но я не понял, что ты имеешь в виду?
— Ну, как же, товарищ. Помните кличку, что мне дали? Заниматься любовью с курицей это скотоложество! Но важно не это, а то, что я и мои пернатые сёстры можем летать на своих собственных самолётах.



— Rasputina! — орёт полковник, расстроенный тем, что поимел такую женщину, а ни хрена не помнит. — Иди к чёрту, ты и твои сёстры-ведьмы!

Rasputina 2.gif


А вот мне интересно, как это помогло Лилии. Какого-то компромата на полковника она не получила, а вот ославить себя на всю эскадрилью она могла. Ладно, сойдёмся на том, что полковник - идиёт, а это надолго.

И вот уже ремонтируя свои ПЕ-2, подруги интересуются, чем же Лиля так очаровала полковника.
— Если бы применить это против нацистких пилотов, — отвечает Лиля. — то мы бы выиграли войну до рождества!


Глава четвёртая, в которой Лиля теряет подруг.


Несколько месяцев спустя.
Наши девочки вовсю громят проклятых фрицев.
— Дос виданья, товарищ фашист! — радостно кричит Оксана.
Тамбовский волк тебе товарищ! — грустно отвечает фашист.



Но тут на хвост Оксане и Свалине (Галина? Светлана? Или это фамилия?) падает "Хейнкель 219", за штурвалом которого сидит обер-лейтенант Вульф. Эта добросердечная сволочь сбивает Пе-2. Девочки успевают выпрыгнуть с парашютами, но попадают в плен к свиньям из Вермахта. И судьба их незавидна.



Об этом узнаёт Вульф и он в ярости.
— Кто это сделал? Эти женщины - военнопленные!
— А чё такое! — отвечает солдат. — Они ведь "унтерменши".
— А ты значит "Сверхчеловек"! — Вульф пытается набить солдату морду, но его останавливает Фред.
— Вернись на землю, Вульф! Это война! Мясорубка без моральных принципов! И прекрати играть в идеалиста. Ты сам сбиваешь русские самолёты и убиваешь их пилотов. А если совесть гложет, то делай, как все остальные: утопи её в шнапсе и заткнись.
Вульф совету внял и пошёл топить совесть в шнапсе.


Глава пятая, в которой Валентин идёт на таран, а политрук идёт вразнос.


А в это время Лиля знакомится с Любовым.
— А что означает "Т" на звездах? — любопытствует она.
— Сбитые "тараном".
— Не понимаю.
— Объясняю. Вот атака "тараном", — отвечает Валентин и выполняет опасный манёвр с поцелуем.
— Грёбаный фул! — кокетливо обзывается Лиля.
— Успокойся, товарищ! Я лишь хотел объяснить технику.



И уже всерьёз начинает объяснять: Положь колдобину со стороны загогулины и два раза дергани за пимпочки. Опосля чего долбани плюхалкой по кувыкалке и, кады чвокнет, – отскочь дальшее, прикинься ветошью и не отсвечивай. И ждешь пока остынет. Остыло – подымаесся, вздыхаешь. Осторожненько вздыхаешь, про себя, шобы эта быдла не рванула! И бегишь за угол за пол-литрой. Потому как пронесло! Взлетаешь над вражеским самолётом и сносишь ему хвост.
— Но это самоубийство!
— Йес! Но я выживал... три раза, с тобой четыре, — хвастается Валентин и представляется: "Бонд... Джеймс Бонд. Любов. Валентин Любов по прозвищу "Таранов".
Их разговор прерывает политрук.



— Мне не нравится, что ты крутишься около товарищей пилотов. Мне не нравится эта эскадрилья! Мне не нравятся эти пилоты! И вообще… что?!! А, да! Нет! Мне вообще ничего не нравится!
— А что? Разве они не достаточно взрослые, чтобы приглядывать за собой, — дерзит Лиля.
Слышь, ты чё такая дерзкая, а? Пашёль ти! Твои "особые отношения" с полковником не спасут тебя от расследования ФСБ... КГБ... МГБ... НКГБ... нет? НКВД. И я выяснила, что ты отказалась вступать в комсомол. А ещё один из членов твоей семьи был белогвардейской контрой.
— Дядя Саша? Но он простой таксист в Париже. Даниэль?
— Молчи, дура! Хочешь, чтобы я доложила об этом товарищу Берия. Держись подальше от коллег-мужчин. Влюблённый пилот больше думает о том, как остаться в живых, а не о том, как бить фашистов. (Интересная теория.) Вольно!
"Вот же старая коза! — думает Лиля. — Спорю, что она сама влюблена в этого красавчика Валентина."


Глава шестая, в которой Лиля сбивает "Ночного принца"...






...да и чёрт с ним! Переходим к следующей главе!



Глава седьмая, в которой Лиля проводит фотосессию.


Неделю спустя.
Валентин крутится возле Лили и этим сильно недовольна старая коза. Она хочет Лилю ломать. Но ей не даёт это сделать прибывший в расположение полка капитан Кириченко из 4-го управления генштаба маршала Шапошникова. У него есть новость. Совинформбюро выбрало товарища Литваски стать символом храбрости всех советских женщин, которые отдали свои жизни за родину-мать.
— Но я не накрашенная при параде...
— Так даже лучше! Читателей "Pravda" не заботят все эти искусственные голливудские "доллы"!



Но Лилин Пе-3 товарищу Кириченко не понравился. По его мнению этот металлом слишком уродлив, чтобы поднять патриотизм и заставит матерей мечтать о возвращении своих солдат в хаусы. А вот на фоне Ла-5 можно пофоткаться.
— Но это самолёт Любова, — капризничает Лиля. — Я отказываюсь.
— "Гьёрл", вы кажется не понимаете, — настаивает Кириченко. — Приказы товарища Сталина не обсуждаются.




А теперь викторина!
Угадайте, какое издание читают бойцы на самом деле?








Глава восьмая, в которой товарищ Валентин и товарищ Борис захватывают вражеский "Фокке-Вульф" вместе с пилотом, а Лиля получает золотую звезду героя Советского Союза и идёт на таран.


Пруссия, 1944 год. Несколько дней спустя в небе над Грауденцом советские ВВС ведут бой с Люфтваффе. Вульф на своём "Хейнкеле" сбивает Ла-5 Любова. Лилия в ярости, но из-за слишком большой высоты пулемёт замёрз, поэтому она принимает решение идти на таран.



Оба самолёта повреждены. Штурман Вульфа, Эрих катапультируется первым, следом за ним и обер-лейтенант. Но автоматическое раскрытие парашюта отказывает. Вся жизнь проносится перед глазами Вульфа и, уже теряя сознание, он всё-таки раскрывает купол. А вот Эриху не повезло.



Удачно приземлившийся Валентин встречает своих и сразу же интересуется:
— Выпить найдётся, товарищи?

[А Вульф шухерясь от казаков и напевая:]
А Вульф шухерясь от казаков и напевая:


Я бегу по выжженной земле.
Шлемофона нет на голове.
От советских прочь солдатов,
Я боюсь их автоматов,
Жизнь моя висит на волоске!

Кто же тот пилот, что меня сбил! —
На бегу я сам себя спросил.
"Хейнкель" мой взорвался быстро
В небе голубом и чистом.
Изо всех теперь бегу я сил.



тоже встречает в лесу своих, мирно болтающих... ся на дереве.

Валентин узнав, что Лиля не вернулась, заливает своё горе "Московской" водкой. ("Казёнка", видимо, только для высшего командного состава.) Это очень не нравится политруку, она пытается заставить Любова взять себя в руки, убеждая, что вскоре он точно найдёт себе новую подружку и забудет об этой Литваски.



— Руки убрала! Сталинская обезьяна! — бугуртит Валентин. — Да я лучше застрелюсь, чем почувствую твои пальцы на своей коже.
— Да, как ты смеешь? — возмущается капитан. — Даю тебе пять минут, чтобы запрыгнуть в самолёт (а время на протрезвление не нужно?) или я тебя накажу, шалунишка.


Глава девятая, в которой Верена раздвигает ноги.


Ну, а пока Вульф ныкается по заброшенным окопам и разрушенным церквям, Верена, не сильно переживая из-за его пропажи, отдаётся Максу Пёкелькеммеру.



У мишки и Гомера обеденный перерыв.



Глава десятая, в которой Вульф спасается сам и спасает Лилю.


Через несколько дней обер-лейтенанту фортануло. Над ним пролетает разведывательный Физелер 156 "Шторх". Вульф подает ему сигнал, стрельнув из ракетницы.



Но сигнал заметила и казачья кавалерия. Успеют ли казаки? Конечно, нет! Пока их лошади: раз-два-три-четыре, Вульф: раз-два, раз-два и уже на борту самолёта.



Вульф возвращается в свою эскадрилью, где узнаёт новость. Поймана одна из "Ночных ведьм". Обер-лейтенант идёт полюбопытствовать.



— Фельдфебель! — возмущается Вульф. — Немедленно развяжите эту женщину! Как вы смеете обращаться с военнопленной подобным образом!
— Развязать! Да эта красная сука застрелила из своего Токарева троих наших, когда мы её брали! Мы наткнулись на неё при отступлении из Грауденца.
— Грауденца? — удивляется Вульф. — И как долго эта бедная женщина у вас в руках?
— Даже не знаю. Скажем так, — похотливо улыбаясь, отвечает фельдфебель. — какое-то время мы о ней заботились!
Вульф уводит Лилю.
— Если эти негодяи вас насиловали, — любезничает Вульф. — мы их отучим безобразия нарушать и водку пьянствовать отдадим под суд.
— Нацистская свинья! — огрызается Лиля. — Мне не нужна твоя фальшивая забота! Ты не лучше остальных! Вы все покойники! Наши храбрые пилоты уничтожат вас всех! И когда Вермахт будет сметён, Красная армия войдёт в Германию и ваши женщины, ваши жёны и дочери разделят мою судьбу! (Миллионы немок не дадут соврать!)
Вернувшись с очередного задания, Вульф решает навестить так полюбившуюся ему ведьмочку. Но в сарае он застаёт неприглядную картину.




Verdammte schweinehunde! — неподражаемо ругается обер-лейтенант. — Довольно! Всем вон! Она моя!
— Проклятый нацистский ублюдок, думаешь, я расплачусь с тобой...
Но Вульф перебивает её.
— Ой, я карту уронил... и компас. Да, и дверь забыл закрыть.
И развязывает Лиле руки.
Благодарная Лилия наносит Вульфу черепно-мозговую травму тяжелым тупым предметом и линяет. По счастливой случайности в глухих прусских лесах она встречает простую русскую женщину Марию с дочкой Галлиной.


Глава одиннадцатая, в которой Лиля разживается мотоциклом.


Простая русская женщина даёт Лиле новую одежду и еду, но тут в гости к ней наведываются вежливые весёлые нацисты: Дус данке майне партизан их арбайте карефан дринкен, дринкен, яйка, курка, млеко, Курт, битте, дритте, фрау мадам, я урок вам преподам, Гуттен таг, Мария! А это кто? Чудесно! Две по цене одной! Ганс, сегодня нам везёт!



А у нас мотоциклет. А у вас? А у меня, простите, что не в рифму, Вальтер ПП, так что мотоцикла у вас нет. Теперь он у меня.



— Похоже на немецкий мотоцикл! У этих нацистских свиней самонадеянность зашкаливает! Разнеси его, Борис!
— Нет! Постой!

[Подожди, Борис! Я ещё раз взгляну!]Стреляй, Борис, стреляй!




Кто-бы подарил Гюго шапку-ушанку и телогрейку, пусть он в них летом походит.


В 586-ой полк по ленд-лизу на вооружение прибывают самолёты "Кобра".



А Вульф получает письмо от дочери. Так как в Берлине стало опасно из-за постоянных бомбардировок, Роми и её тетя переехали в более безопасный город... Дрезден.

Бомбардировку Дрездена Гюго отрисовал аж на три страницы.


Глава двенадцатая, в которой Лилия снова попадает в плен.


После гибели дочери Вульф целиком отдался войне, довёл счёт сбитых самолётов до пятидесяти и даже дослужился до звания гауптманна. Фред Хоссау сообщает Вульфу о своём намерении дезертировать (он видел фото из лагерей смерти) и просит помочь с инсценировкой его смерти. Их разговор подслушивает Макс.
А вот Лиля никак не может совершить ни одного вылета, так как её новенькая "Кобра" постоянно сломана. И всё потому что американская техника не выдерживает советских холодов.
Хотя на самом деле, её саботирует механик Галлина по просьбе товарища Валентина, ведь он любит Лилю, эту dourakina и боится, что она погибнет.
Лиля идёт разбираться с Любовым.
— По какому праву ты препятствуешь мне исполнять мой воинский долг и бить фашистов?
— Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. Я знаю священника в своей деревне, он обвенчает нас в своей хате, как в старые дни. И я хочу кучу ребятишек с золотыми волосами... Золотыми, как пшеничные поля Украины!
— Все эти годы я доказывала, что равна мужчинам не для того, чтобы стать домохозяйкой под пятой мужа! И не пытайся меня остановить! Я большая девочка и смогу позаботиться о себе!



Но, как оказалось, это не совсем так. В первой же после перерыва миссии Лилю подбивают. Гражданские в благодарность дарят Лиле порцию тумаков.



— Пусть они пар выпустят, — майор Тестхофф снисходительно разрешает избиение. — Ненависть превосходна для подъёма духа...
...Я знаю, что Сталин обещал десять миллионов рублей тому пилоту, кто собьёт нашего аса из асов Эрика Картмана Эриха Хартмэнна. И я не сомневаюсь, что Геббельс будет счастлив заснять прославленную Лилию Литваски на камеры своего министерства пропаганды!


Глава тринадцатая, в которой допрашивают языка, а для Валентина находится новое задание.


Слухи о пленении Лилии распространились быстро. Чтобы узнать о её местонахождении капитан ГБ допрашивает пленного немца:

— Wie ist dein name?
— Mein name ist Gunter!
— Wie ist dein name?
— Mein name ist Gunter!
— В последний раз я тебя спрашиваю, фашистская морда, сколько у вас самолётов! Wie ist dein name?

Ой, не то.
Товарищ фриц быстро выкладывает всю известную ему информацию. Что Лиля содержалась на базе Пренцлау, но завтра утром её перевезут в Берлин на самом быстром бомбардировщике Юнкерсе 188. И добавляет, что он хороший коммунист, что его отец был спартаковцем, а в нацисткой армии он служил лишь из-за страха за родных. Но политрук не испытывает никакой жалости к трусам и предателям и просит увести хорошего коммуниста, пока тот не начал петь Интернационал.
Так, и что же теперь делать? Оправить спасательную миссию и вызволить Лилю. Нет! Нужно разбомбить базу Пренцлау! К сожалению, это невозможно, ведь база скрыта в лесах. Тогда собьём самолет с Лилей на пути в Берлин. Но над германской территорией советские истребители быстро обнаружат. А вот тут пригодится захваченный "Фокке-Вульф". И поведёт его Любов.



Любопытно, и кто это придумал допрос вести на дне бассейна? Столько возни! Спусти пленного, так чтобы он не упал и голову не разбил, дотащи его до стула, подними пленного, так чтобы он не упал и голову не разбил. Гениально!


А товарищ Валентин в это время не особо парится, а просто парится в баньке и голышом валяется в снегу. И в таком виде предстаёт перед политруком (постить голый мужской зад я не буду).
— ...Оденьтесь, капитан! — смущённо смотрит на прибор Любова политрук. — У меня для вас ответственное задание.
— Если вы об удовлетворении милых цыпочек из отдела связи, то я в деле, — бравирует Валентин. — Меня не просто так все красотки полка прозвали "Товарищ Катюша"!Учитывая технические характеристики "Катюши" я бы не сильно хвастался таким прозвищем.
— Довольно! — кричит политрук. — Прикрой своё глупое мужеское достоинство и марш на командный пост!



Валентин с блеском выполняет возложенное на него задание. "Юнкерс" с Лилией на борту сбит.
Вернувшийся на базу Любов с гордостью докладывает:
— Ещё одним стервятником меньше, товарищи!
— Выживших нет, надеюсь, — интересуется политрук.



— Нет, товарищ политрук! Юнкерс 188 разбился в лесу, как и планировали. А тех, кто выпрыгнул с парашютом я срезал очередью.
— А знаешь ли, кто был на борту сбитого тобой самолёта? — злорадно спрашивает политрук. — Ты сбил Лилию Литваски. Ха! Ха! Ха! Видел бы ты свою рожу! Эта rasputina получила то, что заслужила.
И это злорадство выходит политруку боком. Валентин пристреливает злобную стерву, а сам взлетев на самолёте с пустым боезапасом идёт на последний в своей жизни таран.

За Родину! За Сталина! За Катю!... За Катю?... За Лилию!





Глава четырнадцатая, в которой Лиля грудью ложится... под врага.


Естественно, при крушении "Юнкерса" выжила только Лиля и сопровождавший её Вульф. Пришедшая в себя Литваски обнаруживает, что её раны перебинтованы, ну и в качестве благодарности за заботу она отдаётся гауптманну.



Shut up and sleep with me
Come on, why don't you sleep with me
Shut up and sleep with me
Come on, aha and sleep with me


Podstilka 2.gif


Конечно, мысля пристрелить фрица у неё возникала, но она быстро её отмела. И Вульф интересуется почему.
— Мы оба знаем, как коротки наши жизни. Мы лишь пушечное мясо в руках тиранов, кидающих нас в пекло войны.
А узнав имя своего кавалера Лиля веселится.
— Я переспала с Адольфом! Наверно, я действительно проклята "Tchorni kuldun".
Но вскоре их любовное гнёздышко обнаруживают немцы. Поцеловав Вульфа на прощание, Лиля уходит.


Глава пятнадцатая, заключительная.


Несколько дней спустя.
Лиля возвращается к своим, где её радостно встречают и фоткают на плёнку "Тасма" (И не важно, что химзавод им. Куйбышева переименовали в "Тасму" только в 1974 году).



Доктор Гуемарой что-то заподозрил.


В апреле 1945 года на очередном вылете Лиля сталкивается с Та-152 гауптманна Вульфа. Опознав его по чёрному хвосту, она отказывается стрелять, сославшись на израсходованный боезапас. И в результате предстаёт перед трибуналом. Выкрутиться ей не удаётся, так как доктор Гемморой сохранил перевязочный материал. И он абсолютно уверен, что бинт немецкого производства.
— Ты пошла на сделку с врагом! Какую сделку? Признавайся, rasputina!




Гауптманну Вульфу тоже не особо везёт. Попытавшись прикрыть Фреда Хоссау, когда тот на своём самолёте попытался дезертировать (но его сбил Макс), он тоже оказывается за решёткой. Майор Тестхофф предлагает Вульфу выбор: либо смерть, либо самоубийственная миссия. Вульф выбирает второе. На "Мистеле" (это такая комбинация из двух самолётов Юнкерс 88 и Мессершмит 109, при этом Ju 88 набивается взрывчаткой) он должен взорвать мост через Одер в Кюстрине. Задание он выполняет, естественно, при этом выживая, но попадает в советский плен.

Ну, а в мае 1945 года во время транспортировки в лагеря для военнопленных наши два одиночества встречаются.



А потом они сыграли свадьбу! И я там был, мед и пиво пил, по усам текло, да в рот не попало. И всё тут!


Что сказать? Никаких претензий к рисунку Гюго нет. Он весьма хорош. Прямо чувствуется с какой любовью он отрисовывает формы самолётов и девушек. Но проблема здесь кроется в сюжете и в том, как изобразили советскую армию. Идиот-полковник, жрущий vodka на важном совещании, словно вышедший из опуса Михалкова. Не отстающие от него по количеству выпитого солдаты. И распутная главная героиня.
А уж из-за всех этих счастливых случайностей, типа двойного попадания в плен и побега, благодаря сердобольному Вульфу события становятся больше похожими на детскую игру в "войнушку", нежели на настоящую войну.
P.S. А почему комикс называется "Филин"? Помимо того, что у "Хейнкеля" есть кличка "Uhu" (Филин) эти ночные хищные птицы появляются на всём протяжении графического романа. У Вульфа есть ручной филин, которого мстительная Верена в конце обезглавливает, а Вульф не находит ничего лучшего, как прикрутить его голову к "Мистелю". Так же дочка Вульфа делает папочке оберег в виде филина и у этого оберега даже своя сюжетная линия. В общем, совы не то, чем кажутся.





Дос Виданья, товарищи!


Tags: 1) Отборная клюква, в) Комиксы, й) pYSСkN Я3bIk, к) Рабоче-Крестьянская Красная Армия
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Community