voencomuezd (voencomuezd) wrote in ru_klukva_ru,
voencomuezd
voencomuezd
ru_klukva_ru

Category:

Маккарти Продакшнс представляет: «Побег из Восточного Берлина» (1962)


Сделанный сразу после того, как стена была построена, этот фильм преуспевает не только в том, чтобы показать репрессивную, почти клаустрофобную повседневную жизнь в Восточной Германии, но и рассказать историю интересным, почти нуарным способом (с).

Нуар, говорите... Да, действительно, сегодня речь пойдет об особенном пропагандистском фильме. «Побег из Восточного Берлина» — очередной бесстыжий маккартистский выкидыш, на сей раз посвященный, как понятно из названия, ГДР. Он был снят в начале 60-х сразу после строительства Берлинской стены за авторством известного классика нуара Роберта Сиодмака. И это пробуждает надежду если не на интересный сюжет и клюкву, то хотя бы на настоящий восточноберлинский нуар, какой был в небольшом количестве в другой клюкве тех времен, «Человек на веревочке» (1960). Посмотрим, выполнил ли фильм ожидания хотя бы по одной статье. И это единственная причина, почему я взялся за очередной малоизвестный понос тех пропагандистских лет, когда маккартизм уже дышал на ладан.



Начало фильма традиционное, в духе всех американских пропагандистских фильмов якобы на основе реальных событий. Идет документальная хроника строительства стены, на фоне которой голос диктора обличает режим. Показаны мрачные фигуры силовиков, разгоны из водометов, снятые онлайн побеги и так далее. Все это должно возбудить ненависть к Пяте Тоталитаризма!

И вот мы попадаем в мрачный и нуарный Восточный Берлин.



Перед нами обычный восточногерманский немец Гюнтер Юргенс, который работает шофером и сейчас идет на смену, о чем-то все время раздумывая.



Блин, я типичный герой нуара, где мои виски, револьвер и роковая красотка?

Одновременно с работы возвращается его друг, шофер Курт Шредер. Он тоже водитель, только военный, в гараже у него не только машина, но и подружка-блондинка. Правда, весь фильм военный шофер Курт почему-то упорно не носит военной формы.



Ну что же, западные машины, лозунги и портреты вождей прямо на рабочих местах, телефон 30-х годов в крупнейшей столице соцблока — пока что все классически.





Заметив в окно проезжающего мимо на подъемном кране приятеля, Курт кричит ему, и Гюнтер подвозит его до бара. Перекинувшись малозначащим диалогом, Гюнтер уезжает вдаль, Курт берется за дверную ручку, но... что это? Гюнтер разворачивается? Гюнтер летит назад? Гюнтер едет прямо в кадр? У него искаженное лицо маньяка?! Но-о-о-о-о-оууууу!!!



На самом деле Гюнтер, прокричав Курту что-то нецензурное, мчит прямо на Стену!



С вышки его пытаются обстреливать, но он пригибается, и пули проходят мимо! С искаженным от отчаяния лицом Гюнтер пробивает стену на грузовике! Причем грузовик, видимо, прямиком из Матрицы — у него не то что кузов не погнулся, а даже фары не разбились.



Вдобавок позади него что-то еще и загорается. К месту происшествия спешит охрана. Гюнтер в панике пытается бежать на другую сторону, отталкивая псов режима. Но из-за спешки он запутался в колючей проволоке и его можно взять буквально голыми руками, если оглушить прикладом... Но псы режима не любят полумер — и преступно расстреливают на месте врага народа в позе распятого Иисуса!



Сделав дело, пес режима, как можно разглядеть на заднем плане, деловито уходит домой, не позаботившись о теле, а пораженный до глубины души Курт в ужасе уходит в ночЪ, в плаче цепляясь за черные стенки.

На следующее утро семья Гюнтера проводит время как обычно — папа и мама завтракают, а сестра Гюнтера Эрика, настолько же красивая, насколько и тупая легкомысленная, красуется перед зеркалом. В семье проблемы — папа-профессор это верный пес режима, который строит себе карьеру, поэтому он требует от женушки, чтобы та не афишировала свою веру в бога, при коммунистах это опасно!



Видимо, все эти споры так поглощают семью, что отсутствие в доме Гюнтера заметила только сестра. Мигом одевшись, она выходит из старого облупленного особняка, где живет семья профессора, и бежит через стандартные социалистические виды к брату на работу.



На этом месте берлинский нуар заканчивается и начинается берлинский постапокалипсис с нищетой, разрухой и вооруженными солдатами.

Там подружка вспоминает, что Гюнтер подвозил Курта, поэтому Эрика едет к нему прямо в центр города, у самой Стены, на неожиданно аутентичном восточногерманском автобусе.



Здесь, в высоком полуразгромленном со времен войны особняке и живет Курт со своей семьей: это его матушка, дядюшка-музыкант Альбрехт, сестра Ингеборга и младший брат Гельмут. Узнав о ее вопросе, Курт провел девушку в свою комнату и стал мяться. Конечно, ему не хотелось расстраивать ее известием о смерти брата, поэтому он решил схитрить и сказал, что ее брат сбежал за Стену живым. Известие действует потрясающе. Забыв о семье Курта прямо за занавеской, Эрика начинает радоваться, восклицать, чуть ли не плясать и петь. Еще бы — брат наконец сбежал из тоталитарного ада в благословенную Еуропу! От радости она бросается к окну и начинает читать обличения местной жизни, которая ей так надоела. Я отправлюсь к нему! — пищит она и бежит на улицу к полному шоку Курта. Ну что тут поделаешь? Блондинка — это не цвет волос, это состояние души...



Как мы знаем из антисоветских поделок, герои там настолько опьянены желанием вдыхать воздух свободы, что жажду демократии у них не заглушить даже голосом разума. Поэтому неудивительно, что едва выйдя из дома, Эрика подходит к колючей проволоке и... решает сразу бежать через стену! Эрика, забыв семью, дом, вменяемость, посреди бела дня бросает все и пытается подлезть под проволочную сетку — от бурных чувств. Курт, увидевший это все в окно, разумеется, в шоке, пулей летит на улицу и оттаскивает ее от преграды, а то дурочка и впрямь бы попала к своему брату. Чтобы не разбираться с уже подходившими патрульными, Курт увлек девушку в какие-то развалины, бросил наземь и начал имитировать... любовные отношения. Исключительно для маскировки, да... В любых фильмах это, как известно, помогает.

Разумеется, сработало и тут. Подошедшие два пограничника посмотрели на это и, удовлетворившись... хм, да... подняли голубков и приказали им уходить из погранзоны. А теперь оцените мастерство монтажа! В следующем кадре пограницы переносятся прямо к сетке, которая где-то метров за двести от этого места, находят обрывки одежды Эрики и, конечно, бегут обратно. А герои за это время ДАЖЕ НЕ ОТРЯХНУЛИСЬ! Блестящий монтаж, одно из самых великолепных мест фильма!



Естественно, парочка спешит в дом к Курту. Там Курт спрятал девушку на втором этаже, в комнате без пола, а сам стрелой спустился вниз и стал изображать обычного лояльного гражданина. А девушку он, мол, встретил на остановке и пытался подкатить, вот она и полезла сдуру на проволоку, он ее еле успокоил — а где она теперь, он, конечно, ни сном, ни духом. Разумеется, охрана не поверила уверениям, и привела специалиста с поисковой собакой.



Напряженный момент! Пограничники взяли след и бегут на второй этаж! Они выламывают дверь, пока несчастная девушка цепляется за стену в шаге от двери! Но... к счастью, выломав дверь, пограничники видят только пробитый пол и не обращают внимания на собаку, которая лает вбок. «Почему ты сразу не сказал мне? Я чуть шею не сломал», — спрашивает погранец у Курта. «Вы не спрашивали!» — с искренне оскорбленным видом отвечает тот. Проверив по пути документы у соседки Марги, которая приходит к семье Шредеров за халявным молоком, пограничники уходят. Сцена добавлена специально для плюшевого пиндосского зрителя, который уверен, что проверка документов — это жуткое ограничение свободы передвижения!

Конечно, Марга успевает заметить какое-то движение наверху, так что спешно сваливает, а Шредеры нервозно боятся, что она их сдаст!.. Но... Слава богу, обошлось. Марга прошла мимо охраны, и та спокойно сдала дела второй смене.



В Восточногерманском Рейхе Фольксармее ездит на кюбельвагенах! Хорошо, что не «Тиграх»!

Оставив девушку на попечение родственников, Курт отправился на работу — возить на машине своего начальника, майора Экхардта, с женушкой которого, губастой блондинкой, кстати, у него роман, поэтому он лапает ее ноги прямо в машине. Но больше интересно не это, а что за непонятную медаль повесили майору на грудь? Что-то от балды американское, похоже.



Вечером Курт вернулся домой, где Эрика проводила время с его семьей. В гости приперлась и Марга. Пришлось ее принимать. После недолгих колебаний Марга сразу вывалила всю правду — она хочет бежать на Запад к мужу и просит ей помочь, раз Курт такой верный человек. Курт, конечно, возмущен — он не собирается бежать на Запад, да и его семье за это попадет. Разыгрывается сцена, и баба тогда начинает угрожать, что сдаст беглянку органам и даже бегает по лестницам, пока не находит девку за шкафом. Курт и бровью не повел: валяйте, сдавайте — а я сдам вас! Поняв, что номер провалился, Марга впала в истерику и закатила сцену, но Курт на чистом немецком языке крикнул: «Ай нафинг ит кэн ду!!!», и баба в слезах покинула сцену. Тяжелый драматичный момент, я даже поп-корн рассыпал.



Поступок Курта произвел тяжелое впечатление на его семью. Ингеборга та вообще прямо говорит, что тут в соцблоке не жизнь, вся жизнь на Западе: «Твой отец говорил, что люди должны помогать друг другу» «Мой отец всю жизнь помогал людям и чего он получил — три года в концлагере», — ответил Курт и ушел в подвал, где у него мастерская. Эрика побежала за ним и тоже стала капать на мозги — мол, ты знаешь, что побег это всегда верное решение, вся семья за и так далее. И тут оказывается, что Курт готов ей лично помочь — но только тайком. Он специально проделает проход через стену прямиком из своего подвала, для чего уже спер на работе дрель. А в качестве прикрытия парочка уболтала дядюшку Альбрехта почаще играть ночью на трубе — чтобы отвести подозрения патрульных. Да, уверен, играющий на трубе ночи напролет пенсионер, живущий прямо рядом со государственной границей, ни у кого не вызовет подозрений.



В заключение Курт созвал семейный совет и огласил план, пообещав, что все, кто хочет, могут уйти — а его пусть оставят, у него тут есть свои дела. Да, те самые дела, чьи ноги он лапает в машине. При этом конспирация плана настолько хорошо продумана и реализована, что уже на следующее утро к Курту на работу пришел какой-то Уолтер Бруно, который с толстым намеком говорит, что мать Курта сдала ему комнату и у них теперь общее дело.



И вот под веселые немецкие песни дядюшки начинается собственно процесс прокладки тоннеля. Курт героически, аки Стаханов, дробит кладку дрелью. Марга таки набивается в члены концессии, так что ее тоже берут с собой. Пока Шредеры копаются в подвале, а Ингеборга ухаживает в парикмахерской за Бруно, который к ней подбивает клинья — пограничники тоже не дремлют. Оцените нарастание напряжения — услышав однажды звуки дрели, один из патрульных подошел к подвальному оконцу и всмотрелся внутрь. Но внутри никого не было, кроме Гельмута, который починял примус самодельный планер. Пес режима удивился, но, пораздумав, пошел себе дальше.



Если вы еще не заметили, 100% псов режима в фильме вооружены ППШ, тщательно вырезанными из дерева.

Самое интересное, что Эрика работает наравне со всеми. Да, она поселилась у Шредеров и живет у них со спокойной душой, не возвращаясь домой. И вот это, пожалуй, самая большая сценарная дыра фильма. Как родители могут не искать своих собственных детей? Почему никто из органов не сообщил им о смерти их сына при попытке побега? Почему никто из родителей не бегает по окрестностям, разыскивая свою дочь? Достаточно ведь было просто пойти на работу к сыну, где ее в последний раз видели, и там любой бы сказал им, что она поехала к Курту. Но ничего этого в фильме нет. Эрика просто живет у Шредеров, ни сном ни духом не ведает о смерти брата, а ее родители просто торчат где-то за кадром, никак себя не показывая. Им даже позвонить не удается — телефон почему-то выключен. И Эрика, что интересно, тоже не особенно думает о своей семье — Швабода важнее!!!

Курт тем временем сделал освещение в подвале, чтобы легче было работать, заодно кнопку в кухню поставил и сигнализацию придумал, чтобы кто-то на шухере стоял. И не зря — первым же к матушке приперся сосед, якобы на чашку кофе, который завалялся у семьи Шредеров. Понятно, что старый жулик пришел разведать обстановку, куда это при звуках музыки деваются все из окон — но матушка легко и непринужденно выставила дуралея за дверь. Тогда он решит подкатить к Гельмуту, который во дворе, не вызывая подозрений, собирал бревна для подпорок туннеля. Сосед взял цветы, изобразил улыбку педофила и стал его расспрашивать о братике.

Но внезапно!.. разговор прервало чрезвычайное происшествие! Гельмут увидел по ту сторону Стены соседа-пацана, который делал ему знаки руками! Оказывается, он послал ему через стену планер, который падает прямо в колючую проволоку! Дядюшка Альбрехт в панике хватает пацана, который пытался вытащить самолетик, прибегает охрана, жадно хватает планер, за кадром разломав его на куски с помощью монтажной перебивки, находит записку, а там!.. там... надпись на чистом немецком языке, который тут английский (судя по тогдашним фильмам, пиндосам всегда писали по-английски вне зависимости от страны, так понятнее): «У Беллы девять щенков». Псы разочарованы. Прибывший на мотоцикле Курт отправляет дуралея домой, и на этом мастерское напряжение заканчивается.



Короче, там дальше все так и идет чередой притянутых за уши и бессмысленных эпизодов, типа наблюдающего за домом соседа, который потом просто пропал из сюжета, так что будем коротки. Благо, все окончательно переходит к какой-то идиотской комедии. Чего стоит момент, когда Марга притащила на стройку тоннеля своего сына-грудничка, чтобы его коляской вытаскивали землю? Интересно заодно, куда они ее девали?



И вот наконец они докопали до какой-то подземной галереи, где их приветливо встретила... бетонная стенка. Ингеборга в ужасе орет: «НОООООООООУУУУУ!», но трепыхаться поздно. Курт решает — придется копать дальше до поверхности у самой границы, а потом убегать ночью, чтобы было менее заметно. Ночью, как и полагается в нуарах, начинается дождь, патрульные одеваются в мрачные черные дождевики, блестящие от воды, и... чуть не происходит страшное! К Курту пришел Бруно, который сказал, что все знает (потрясающая неожиданность, да). Курт бросается душить Бруно, но тут тот ему показал на приграничный столб с проволокой, который из-за нашей компании стал заметно проседать... Понятно, что Курт в панике бежит поднимать и закреплять из тоннеля столб. Звучит угрожающая повторяющаяся музыка, накручивается саспенс, в кадре крики персонажей, беготня, истерика — в общем, по напряжению эта сцена уделывает половину триллеров Хичкока!



Халк держааааать!

И вот наконец все ближе свет в конце тоннеля. Эрика и Курт решают отдохнуть от трудов своих тяжких и дышат свежим воздухом в окне... даже не смыв землю с лиц и одежды... После мечтаний Эрики о жизни в запретном раю у Курта пробуждается совесть, и он решил сказать ей правду о гибели брата. Что называется, спохватился.



Но пока Эрика отходит от шока, прибегает дядя — оказывается, они случайно задели телефонный кабель, так что теперь они под ударом — скоро пришлют ремонтников, те начнут копать и, конечно, поймут, где собака зарыта. И верно, не успели они это договорить, как на границу приехал подъемник. Семья продолжает работу усиленным темпом, и вот однажды неожиданно пробивает поверхность. Теперь осталось сделать всего ничего — организовать планомерную эвакуацию. Напоследок Курт уходит на работу. «Вуд ю вилл бэк?» — спрашивает его Эрика перед прощанием. Курт после паузы говорит: «Айл би бэк!!! Айм трай».

Без всякой связи с этим Марга решила навестить родителей Эрики, потому что она единственная, кого заботит воссоединение этой семьи — даже самой Эрике на это, по сути, плевать. Дома у профессора она видит, как грузчики под присмотром военных перевозят имущество семьи — видимо, государство решило переселить честного и лояльного профессора. В новый удобный дом. Лет на десять, за его сбежавшего сынка.

И вот этой компании идиотка Марга и додумалась выболтать, куда и как собирается бежать их дочурка. Итог немного предсказуем — профессор пришел лично к майору Экхардту в кабинет с портретами фюреров ГДР и все выболтал, дабы вернуть себе доверие — ну, и кагбэ сохранить дочь от глупых поступков. Экхардт в шоке и бросает войска в преследование, не забыв сказать профу что-то типа «спасибо, товаристч, Родина ничего не забудет». Звучит обнадеживающе.





Последние восемь минут фильма проходит Большой Побег, к которому все и шло. На счастье Курта, Экхардту хватило глупости позвонить жене, чтобы она удержала его у себя, но, конечно, любовница тут же выдала мужа. Узнав о том, что он попал под подозрение, Курт легко понял подоплеку этого и помчался домой на авто, решив тоже бежать на Запад. По пути он видит, что в казармах собираются войска с ППШ и трехлинейками.



А с другой стороны границы беглецов уже ждут власти, предупрежденные запиской с планера Гельмутом — вот и говорите после этого, что пограничники ГДР излишне подозрительны!



Однако дома Курта ждал небольшой сюрприз — господа родственнички, Бруно и Марга, решили бежать за границу всей компанией, для чего притащили всех членов своих семей и знакомых и теперь группа разбухла аж до 28 человек. Вот ведь суки, а — как копать тоннели, так Шредерам, а как бежать, так всем на халяву!



И вот к дому подлетают грузовики с войсками, которые начинают лезть во все щели, как тараканы! Войска диктатуры так яростны и упорны, что для экономии времени вламываются не только в двери, но еще и разбивают окна — времени мало, беглецы могут уйти! Пока они носятся по дому, беглецы действительно успевают сбежать в подвал и гуськом пройти через тоннель, имея на руках даже багаж, фарфор и младенцев! Как, блин, все эти люди со своим барахлом вообще ухитрились незаметно собраться в доме у самой границы?



Последним уходит Курт, который обрушил за собой стойки с землей, но все же кровожадные штази успели подбежать к выходу и открыть в него огонь из деревянного ППШ! Курт ранен, он с трудом двигается, он ползет на коленях к выходу с рожей набухавшегося пьяницы вечером пятницы... И, конечно, из толпы беглецов ни одна скотина не подумала вернуться и помочь человеку, кроме Эрики. И вот под счастливую музыку все наконец выходят на поверхность, где их встречают журналисты и полиция — и все наконец счастливы, потому что фильм кончился они вместе. Фильм заканчивается титрами: «Такова человеческая природа — бежать от несвободы. Миллионы остаются в заключении — но более 28 из них вновь наслаждаются возможностью свободно пересечь улицу, зайти в другой район — разговаривать без шепота». Конец.



В этих последних строках объяснения мотивации героев, кстати, больше, чем во всем фильме. Потому что фильм настолько был уверен в своих силах и убедительности конфликта героев с системой, что даже не стал прописывать мотивацию своим персонажам, отчаянно пытающимся бежать из страны. И это несмотря на то, что никаких особенных ужасов системы в фильме просто не показано — главные герои живут совершенно обычной и непримечательной жизнью. Недостатки Восточной Германии проскальзывают только в виде намеренно полуразрушенных и мрачных зданий, в которых якобы жили чуть ли не все жители Восточного Берлина, а также редких диалогах, среди которых ни одного о политике. Максимум — жалобы на плановую экономику, перебои со светом и водой, желание принять горячую ванну, обеспечить карьеру сыну и т.д. Ну, и еще немного паранойи и бытового упадка, из-за чего в фильме натуральная атмосфера эпохи конца Третьего Рейха. Такое отсутствие вменяемой мотивации с упором на чисто мещанские потребности поставило в тупик даже западных критиков, которые возмущались за мягкость компрометации ГДР. И этим тогдашние критики выгодно отличаются от современных дебилов с IMDB, которые всерьез убеждают на форуме, что в фильме люди выбирают Свободу! Примечательно, что все эти дебилы исключительно американцы, отродясь не бывшие в ГДР.



Перебежчики из ГДР в лагере временного содержания в Мариенфельде, 1961. Сплошь в серых обносках, о да.

Как вы уже, наверно, поняли, фильм поразительно уныл и убог, что по идеологической, что по художественной части. Актерская игра у него слабая. Исполняющий роль главного героя Дон Мюррэй, чьим пиком карьеры так и осталась роль с Мэрелин Монро в «Автобусной остановке» (1957), за которую он получил Оскар, выступил в фильме довольно посредственно и постоянно переигрывал. Известная немецкая актриса Кристин Кауфманн в роли Эрики попала в фильм исключительно за счет умения делать печальные глаза, в остальном она даже в тоннеле бегала со скучающим лицом. Об остальных персонажах вообще ничего нельзя сказать. Сюжет — по сути, набитая сюжетными дырами прямолинейная и скучная производственная драма, в которой нету ни психологизма, ни напряжения, ни даже продуманных сюжетных ходов и элементарной связности. Режиссура и операторская работа мало чем отличаются от любого среднего фильма 50-х, что неудивительно — его снимал режиссер Роберт Сиодмак, немецкий еврей по происхождению, классик нуара 1940-50-х, сделавший больше выдающихся нуаров, чем кто-либо другой в истории кино. Однако с 1958 г. в связи с устаревшим художественным почерком он стал снимать фильмы в Европе, которые ничем не были примечательны — до конца своей жизни он так и не смог создать ничего выдающегося. Перед этим фильмом он успел снять в ФРГ еще целых две ленты, на сей раз антифашистских — «Мой школьный друг» (1960) о преодолении нацизма германским поколением и пост-нуарный «Афера Нины Б.» (1961) о борьбе в корпорации с бывшими нацистами. Но историю о бегстве из-под пяты тоталитаризма решено было делать в скучной полудокументальной манере, поэтому в «Побеге из Восточного Берлина» можно найти лишь слабые отголоски нуарной эстетики (в основном в начале и в конце) и напряженного действия предыдущих фильмов Сиодмака. Для меня лично это просто преступление — я ведь так надеялся на восточногерманский нуар от классиков, но что это барахло, что «Человек между» (1953) от автора «Третьего человека» (1949) Кэрола Рида, не показали ни сколько-нибудь убедительного нуара, ни визуализации ГДР — одних только портретов вождей и однообразных военных для этого мало.





Традиционно немного о создании фильма. Решение о его съемках было принято летом 1962 года. Хотя в отзывах на фильм часто говорят, что он основан на истории известного «тоннеля 29», это не так. «Тоннель 29» рылся одновременно со съемками фильма и закончился на месяц раньше его выхода. На самом деле фильм основан на истории «тоннеля 28», который был прорыт в январе 1962 г. группой студентов во главе с шофером восточногерманского парламента, который в итоге стал техническим консультантом фильма. Именно поэтому он снимался под названием «Тоннель 28», а название «Побег из Восточного Берлина» было для американского проката. Съемки шли по заказу студии MGM известной немецкой кинокомпанией UFA, уцелевшей после разгрома Третьего Рейха. Проект считался масштабным — кроме значительной части американских актеров и режиссера Р. Сиодмака на него было отпущено 500 тысяч долларов и даже выстроена гипсовая копия Берлинской стены, снабженная предупреждением об имитации на четырех языках. Но так как съемки шли в известном немецком парке Тиргартене, то туристы постоянно лезли в кадр, чтобы посмотреть на декорации. Заодно, кстати, можете убедиться, что в 60-е разваленных послевоенных зданий не только в Восточном, но и в Западном Берлине было полно даже в центре города.



Западный Берлин. 1958 г.

Мешали и восточногерманские пограничники, которые однажды осветили из трех прожекторов место съемки возле Берлинской стены. И хотя рассказывают, что Сиодмак был рад заполучить бесплатную массовку, не верьте в это — в фильме практически не замечено реальных съемок границы Восточного Берлина. Зато правительство ФРГ с радостью приняло съемки этой обличительной пропаганды и шло во всем навстречу кинематографистам. Это, впрочем, не помогло ни по части отзывов, которые были в основном неблагожелательными, ни по части сборов, которые вышли скудными.

Остается добавить, что ссылка на этот фильм была в немецком фильме «Тоннель» (2001), который посвящен именно «тоннелю 29». В нем участники побега входят в союз с американскими кинематографистами, делающими в Берлине историю о побеге, которые покупают у них право на документальные съемки рытья тоннеля. В реальности съемки тоннеля 29 велись американской телекомпанией NBC, и команда Сиодмака не имела к этой истории отношения. Но все равно, авторам немецкого фильма надо сказать спасибо за отсылку. Ведь эти бездарные твари сознательно сплагиатили фильм Сиодмака, не только украв у него часть сюжета, но еще и нагло скопировав кучу сцен, включая дословную пересъемку финала! А раз американские киношники тогда были в курсе побега, то, думаю, и немецкие власти тоже... А учитывая власть американцев в приграничной зоне, и не только они. Так что когда рассказывают о геройских немцах, которые бежали из Восточного Берлина, копая тоннели и совершая прочие подвиги, всегда стоит задать вопрос, а кто и как курировал их работу по ту сторону границы? На это антисоветская пропаганда хранит молчание, но догадаться несложно.

На этом все покамест. Надеюсь, следующий фильм будет повеселее.

Tags: 4) Какая-то другая ягода, 5) Клюквоведение, а) Кино
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments