February 21st, 2014

Секретная русская kolbasa

Цит.:

«Процесс развития советского оперативного искусства намного сложнее, чем это себе представляли западные учёные периода холодной войны. Отчасти в этом повинна сама советская система. Коммунистическая партия осуществляла строгий контроль над исторической наукой и затрачивала огромные усилия на перекройку исторического нарратива, приспосабливая его к своим текущим политическим и идеологическим нуждам. Те, кого клеймили как «врагов народа», становились изгоями. Десятки лет спустя партия их «реабилитировала», зачастую посмертно, а их вклад в строительство социализма стал частью новой, «исправленной и дополненной» партией версии советской истории. Тем временем борьба с «буржуазными фальсификаторами» истории Великой Отечественной войны превратилась в хорошо налаженную и финансированную промышленность.
В то же время военное дело относилось к той области, где чтение даже открытых источников считалось угрозой государственной безопасности, не говоря уже о военных архивах. Засекречены бывали порой даже самые невинные вещи, например рецепт изготовления какой-нибудь колбасы. И горе наивному иностранцу, который вздумал фотографировать человека в военной форме, или какой-нибудь мост, или завод. Органы государственной безопасности от ЧК до КГБ принимали свою ответственность за охрану государственных секретов по всей стране более чем всерьёз. Всё это достаточно подробно описывает Владимир Шляпентох в своей книге «Обыкновенное тоталитарное общество» (A Normal Totalitarian Society).»

Джекоб Кипп. Оперативное искусство и любопытный западный нарратив о вкладе России: присутствие и отсутствие на протяжении последних двух десятилетий // Русский сборник. Исследования русской истории. М., 2012.

Collapse )