voencomuezd (voencomuezd) wrote in ru_klukva_ru,
voencomuezd
voencomuezd
ru_klukva_ru

Categories:

В краю крови и меда (2011) / Рожденный дважды (2012): Анджелина Джоли и Пенелопа Крус в Сараево!

Существует немало фильмов про войну в Югославии в 1990-е, в которых злые сербы убивают, грабят, насилуют несчастных хорватов и боснийцев - а вот обратное почему-то найти трудно. И по общему признанию публики, одним из самых идиотских и пропагандонских фильмов на этот счет после "В тылу врага" является "В краю крови и меда" (якобы Балканы переводятся с турецкого как "кровь" и "мед"). Снят он известной актрисой и коллекционеркой детей третьего мира Анджелиной Джоли, которая после всяких Лар Крофт и прочего барахла поняла, что не может терпеть бездуховность и отсутствие настоящего искусства и решила уйти в режиссуру. Именно эта любовная мелодрама на фоне войны в Боснии стала ее вторым фильмом, причем она была заодно и продюсером, и сценаристом. Причем снимали специально Венгрии и частично в Боснии с местными экс-югославскими актерами на приличный бюджет. Как это водится, одни превозносили фильм за высокое художественное мастерство и аутентичность показанной войны, давали высокие оценки и награды, расхваливали как отличнейшее и историчное кино - вторые доказывали, что это все американская пропаганда и демонизация сербов. Ну, давайте узнаем, насколько правы обличители. Мы же знаем, что Голливуд очень часто снимает изумительно объективное кино о своих бывших и нынешних противниках, правда?



Троллфейс детектед

Итак, начало фильма - независимая Босния, которая тут сразу объявляется частью Европы. Как вы думаете, как живет стандартная художница в Сараево 1992 г.? Разумеется, как типичная американская обладательница свободной профессии! Хорошая квартира, новая техника - все такое, разве что сестра с ребенком живут вместе с ней.



Нашу главную героиню зовут Айла. Она пошла этим вечером в ночной клуб местной фолк-рок-музыки, где с ней долго танцевал положивший на нее глаз симпатичный мужик, местный милиционер. И все бы ничего, но внезапно в клубе взрывается бомба, и это повод для... м-м-м-м... затягивания хронометража и резкой смены настроения. Потому что мы не узнаем, кто ее подложил и зачем это было.



Если это был намек на сербских террористов, то весьма невнятный. Зато вскоре все показывается гораздо более ясно и прямо. Черной-черной ночью в черный-черный город к черной-черной квартире подкатывает черный-черный гроб... Тьфу ты... То есть, однажды белым зимним днем к белой многоэтажке подкатывает красно-белый автобус, забитый злыми и белыми вооруженными сербами.





Естественно, они начинают деловито проводить люстрации. Мужиков отобрали, отвели за угол, типа пааагаварить - и тут же всех за кадром расстреляли. Женщин не менее деловито забили в автобус и повезли в концлагерь в какой-то бывшей фабрике или типа того. Вот она, национализация женщин в действии! Причем заправляет в этом концлагере среди главных шишек - тот самый бывший мент Даниел!





У привезенных женщин, включавших подростков и старух, без лишних слов отняли все вещи и свалили в алюминиевые тазики. Я уже ждал, что сейчас начнут отрезать волосы, выкачивать жир на мыло, кожу снимать - но пока с этим повременили. Какой-то лысый местный комендант концлагеря построил женщин и потребовал назвать профессии - сербскому Рейху нужны рабочие руки для арбайтен на территориях, полученных в ходе борьбы за расширение жизненного сербского пространства!



Наивные дамочки начинают вскидывать руки. Мол, я швея, а я санитарка, а я космонавтка - ну, типа того. Лысый сербский фашист, однако, оказался явно недоволен резюме. Проявляя блестящую мотивацию персонажей этого фильма, он решил одну бабу вместо подписания контракта... отпердолить прямо на месте, перед всеми - на столе. Видимо, с самой войны ему никто не давал, терпеть больше не было сил. Да, у этих диких сербов собеседование на работе проходит именно так!



Сербский империалист и территорию Айлы хотел присоединить к своему сербскому шляху, но на ее счастье, Даниел ее отмазал. Теперь все женщины стали жить в своем новом, просторном и удобном концлагере, работая на сербских фашистов во славу сербского Рейха.



Даниел вообще самый совестливый серб во всем фильме. Если все сербы в ленте - убивают, насилуют, зверствуют как хотят - то Даниел... ничем особенным не отличается, просто сомневается немного в резкости этих методов. А вдруг, мол, ООН обидится. Однако его успокаивает его непосредственный начальник, генерал Небойши Вукович. Он уверенно говорит, что все боснийцы выродки и унтерменши, которые все годы национал-социализма ждали случая, чтобы восстать и уничтожить великую сербскую расу. Против них хороши все методы - а ООН просто побоится выступать против могущественной Сербской Империи и ее великого вождя!! Хайль Сербия! Очень мило, что сербского генерала-шовиниста играет полусерб-полумакедонец из Хорватии Раде Шербеджиа, ну тот, что Борис Бритва.



"Борис, ты чо тут делаешь? Я знаю, ты это часто слышишь - но это реально перебор!"

Собственно, сюжет всей первой половины фильма (а это гребаный ЧАС!!!) сводится почти исключительно к демонстрации зверств гнусных и жестоких сербов. Например, оцените очень вяло снятую сцену, в которой злые сербские военные подбили безо всякой очевидной причины "буханку" Красного Креста. Причем их ненависть такая лютая, что взрывают они пукан машину аж из незаряженного РПГ! Нет им прощения!





А вот сербы проводят национализацию уже не только женщин, но и их недвижимости - прислали опять в Сараево своих боевиков автобусами - прямо как майданные неофашисты. Выгнали на улицу годами тут живших боснийцев и заставили переписать на них все имущество и квартиры - прямо как чеченские боевики выгоняли жителей из грозненских домов. А тех, кто не желал подписывать исключительно добровольно договор о реновации, эти недоколлекторы оперативно наказали BY SERBIAN TOKAREV!



И вот в таком духе тут все остальное - сербы насилуют, убивают, издеваются, насмехаются, презирают женщин, заставляют на них работать и т.д. и т.п. Единственный, кто несильно этим отметился - наш блаародный Даниел, который предпочитает только говорить о том, как его родина похорошеет при сербской власти, за что все сербские вермахтовцы радостно поднимают тост.



Что же, весь первый час сводится исключительно к антисербской пропаганде? Нет, что вы - это же история любви! Любовь проявляется в том, что Даниел постоянно навещает свою зазнобушку и утешает ее. Подкармливает ее там, гладит по голове, жалеет... Только что сгущенку не дает. И они ведут иногда задушевные трагические разговоры, в ходе которых баба проникается симпатией к своему домомучителю, а тот ее делает для отвода глаз своей служанкой, чтобы она подавала ему VODKA чай, когда он в делах да заботах.



Он даже дал ей возможность сбежать, подсказав про окошко в туалете, где решетки неплотно пригнаны. Но Айла решила героически пожертвовать собой и дала сбежать своей сестре, и та с трудом ускользнула от сербских зондеркомманд, которые устраивали на улицах люстрацию боснийских унтерменшей.



В итоге Даниел таки освободил ее из концлагеря и отвез на свою новую работу - сербский штаб, который устроился в пышном и вызывающе бохатом музейном дворце, разукрашенном сербскими флагами.







Вообще, как ни странно - антагонисты тут единственные персонажи, чьи характеры относительно прописаны и интересно изображены. Серьезно, в перерывах между зверствами и убийствами мы видим, что сербские военные - тоже люди. Любят пошутить, посмеяться, анекдот рассказать про то, как трахать овцу и в целом они вполне себе образуют полковое братство.





Это им, конечно, выходит боком, когда доведенные до отчаяния боснийцы устраивают этнические чистки и кровавую резню партизанское сопротивление. Могучее партизанское сопротивление возникает раза три - один раз как сидение в избе и два как подрывы военных. Вот, например, какой-то мужик бросил самодельную шашку на танк сербов, за что его вполне логично сократили в штатах из калаша. А сербы долго с тоской смотрели на трупы убитых товаристчей...



Азазаза, затралил обиженок!

Все это, конечно, не отменяет того, что сербы все равно - выродки и подонки. Вскоре после этой истории сербы набрели на здешних повстанцев в каком-то укрепленном домике лесника. Так как это серьезное военное укрепление, а ни минометов, ни техники рядом не оказалось - злобные сербы пошли, выставив перед собой пленных босниек. Оптимизация, чо! Среди них была и Айла. Боснийцы вполне логично подумали-подумали и... стали стрелять через своих. И кто их осудит, ведь все равно баба не человек их убьют. После этого сербы че-та приуныли, бросили свои красивости и тупо сожгли их зажигательными бутылками.





После этой истории Айла что-то передумала сидеть тут в концлагере и только к концу первого часа решила все-таки бежать через окно. Которое так и не заделали. Сбежав, она переночевала под мостом, прикрывшись вместо одеяльца чьим-то трупом, и там ее нашел местный член Сопротивления, который отвел Айлу к своим.



Ничего интересного в местом Сопротивлении нет, это кучка оборванцев, которая живет в раздолбанном домике. Все равно через пять минут после этого член Сопротивления сам попал в плен и таки оказался членом, сходу всех сдав на милость победителю, лишь бы ему дали пожить. Еще бы - сербы одним только взглядом могут довести до энуреза, а что бывает, когда они начинают наказывать...



С помощью этого жалкого стукача бабу схватили в два счета и вернули обратно. Пришлось Даниелу назначить ее своей личной наложницей художницей и держать под замком, типа в больничной палате. У него есть хитрый план держать ее до конца войны - благо, ждать недолго, генерал гарантирует это! Он планирует уже к весне раздавить гнусных повстанцев, которые смеют - представьте себе! - убивать мирных людей! А точнее, СЕРБОВ! Избранную нацию уберменшей! Неудивительно, что приходится этих боснийских нелюдей держать в сербских концентрационлагерен.



Которые представляют из себя самые обыкновенные военные части со стандартным заградительным забором.



После долгих сопливых разговоров и демонстрации иногда сисек актрисы, потому что искусство...



...совершается внезапный поворот! Про бабу узнал тот самый генерал, который лично прибыл на том же самом гелике, важно сел перед ней и приказал рисовать свой портрет. В ходе этой прочувствованной и многозначительной как носки Будды сцены он неожиданно пояснил Айле свою МОТИВАЦИЮ! Да, оказывается, сербские ублюдки убивают боснийцев не от того, что у них просто плохой характер. Генерал упоминает, что у них это семейное. Его матушка Милица, мир ее праху, горбатилась на богатых босниек (где она их взяла в Югославии, конечно, но не будем придираться). А потом его семью и его родную деревню овцеёбо... овцеводов - вообще оптимизировали турецкие усташи, и он с тех пор ненавидит мусульман. В принципе, оно и понятно - прототипом Вуковича сделали генерала Ратко Младича, выданного как раз тогда Гаагскому трибуналу, который действительно потерял семью от усташей и имел сестру по имени Милица.



Айла на это отвечает, что выросла в городе, в кругу образованных людей, и там на нации не делили. Генерал после паузы говорит: "Да, некоторые из вас такие". Пожалуй, эта сцена стоила всех остальных плакатных зверств сербского оккупационного режима. Увы, но заканчивается она понятно чем - генерал уходит, кивком разрешив тому самому лысому альфа-самцу из начала фильма показать Айле, что Сербия стронг, а у него стронг в штанах вообще 24 на 7. И он ее того... возлюбил как самого себя. Понятно, что вернувшийся Даниел в ахуе от таких поворотов сюжета. Справившись с первым приступом гнева, он разыграл из себя улыбающегося другана - мол, чо, понравилась телка, братан, кха-кха-ха-хаааа?.. А потом все по методу Штирлица - завел куда-то за город и пристрелил в спину, подделав все под отравление просроченным дезодорантом. Или нет. Убил, короче.



А потом Даниел типа В ШОКЕ поехал прямо в штаб к генералу, который, между прочим, его ОТЕЦ! Приехал и... стал тупо стоять с видом медведя с похмелья. Генерал недоволен и прописывает сыночку в щщи: "Думаешь это нормально, спать с унтерменшей боснийской шлюхой!" Но отец все же любит сына и дает ему последний шанс - пустить на мыло бросить ее. Мне решать! - сцурово говорит Даниел и после ТЯЖЕЛЫХ ДУШЕВНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ устраивает бабе БДСМ по-сербски; связывает ее, привязывает к кровати и насилует игрой на баяне достает пистолет. Все это идет на фоне важной и сюжетообразующей сцены, в которой сербы укатывают убитых боснийцев уже аж целыми карательными бульдозерами. Еще бы рядом сербский оркестр играл боярку, чтоб заглушить выстрелы, вообще бы шикарно было.







Изнасиловав Айлу традиционно, репродуктивным способом, рефлексирующий сербский интеллигент разочарованно говорит - почему ж ты такая узкая... личность, да еще и боснийка? Вот прям ни дать, ни взять - Томас Кречман в "Сталинграде", который тоже сначала насилует, а потом плачет.



После этого скачоооок! - и Айла выслушивает по радио про те самые укатанные трупы у Сребреницы. Какую это роль играет в сюжете? Никакой! Сербам все равно ничего за это не было. Они под национальную музычку на магнитоле (ага!) ездят по округе на двух единственных грузовиках штаба (в натуре, два грузовика почти на весь фильм) и где-то за кадром анально оккупируют и насилуют всю Боснию. Так как Босния практически захвачена и скоро там сербский вермахт заделает миллион изнасилованных босниек, Даниел после долгой и сопливой сцены гуляния с дамой по воссозданному лично им музею решил переправить ее в тыл, почти на свободу. Но геополитическая обстановка изменилась! По словам генерала в штабе, тормозы из НАТО внезапно проснулись и решили вступиться за боснийцев - видать, опять нужна какая-то война, чтобы отвлечь народ от скандала в Белом доме.



"Мы ожидаем, что в любое время по нашим позициям может быть нанесен удар!" - сцурово говорил опергруппенфюрер Вукович: "Но это ничего не значит! Спустя шестьсот лет после битвы на Косовом поле мы снова здесь! МВАХАХАХАХАХА!!! Накануне битвы святой Лазарь предпочел небесное царство земному". Короче, Сербия стронг и всех ремув кебаб! По этому поводу великий военный стратег и религиозный фанатик, этакий сербский Бен-Ладен, провозглашает тост и все пьют за Шестисотлетний Сербский Рейх! Генерал Вукович даже в честь легендарного мема тоже слушает музыку на баяне и совершает культовый жест со стаканом! Сербия стронг, дорогой сербский камерад!





Далее была небольшая и малопонятная сцена с перестрелкой в городе после того, как конвой Даниела попал под бомбардировку и потерял большинство людей. Потеряв большую часть своих, штаб срочно выехал в тыл, в церковь Святой Елизаветы в Будапеште. Да, фильм снимали не только в Боснии, но и почему-то и в Венгрии - я эту проклятую церковь по клюквофильмам уже с закрытыми глазами узнаю.







Ну, и тут-то наступает ипичная развязка, как в деревенском сортире - церковь взрывается к чертям собачьим со всеми сербскими оккупантами и поработителями свободной боснийской отчизны. Пострадавший Даниел в последние минуты угасающего сознания успел заметить, что вдалеке стоит сеструха Айлы, которую раза два показали ошивающейся в Сопротивлении. Мораль - бог шельму метит!



Ну, и под конец выживший назло НАТО Даниел пришел домой к своей наложнице и в ярости за свой погибший народ ее забанил из пистолета, сделав последний красивый кадр фильма.



Финал монументален, грандиозен и удивителен как трехчасовое выступление Кличко. Даниел ВНЕЗАПНО осознал все, испытыл ШОООООК, вышел к силам миротворцев и со словами: "Я Даниель Вукович... Я военный преступник... Я Даниел Вукович...Тень идет за мной... Что я натворил... Нельзя забывать! Меня зовут Даниель! Я военный преступник..." пал перед ними на колени и сдался.





И в конце нам под протяжные песнопения хасидов балканцев рассказывают, что международная общественность три года тупила и не могла вмешаться в геноцид в войну в Боснии, и поэтому было изнасиловано 5 миллионов немок 50.000 боснийских женщин. И война в Боснии стала самым кровопролитным конфликтом со времен Второй мировой, а раскол до сих пор о себе дает знать.



Желите знати одакле потичу ови ожиљци на мом лицу?.. Сам гледала филм Ангелине Јолие...

Как к этому фильму надо относиться? Посмотрев сербские сайты, я убедился, что к антуражу претензий ни у кого нет - что неудивительно, снимали в основном в Боснии и Венгрии. Но зато эта тупорылая антисербская пропаганда в лучшем случае насмешила, в худшем - взбесила зрителей. Что характерно, блеянья про "это же худоооожественное кино!" и "эта-не-пропаганда" в сербских интернетах что-то не было, это вам не "Чернобыль" пропихивать. На неудобные вопросы, почему в фильме все преступления показаны только со стороны сербов, а боснийские и хорватские боевики даже не упоминаются, Анжелка отвечала всякими убогими отговорками. В особенном бешенстве был сербский публицист Уильям Дорич, который издал шесть книг по истории Балкан и прямо сравнил фильм с творчеством Геббельса. Он прямо сказал, что число жертв всех сторон конфликта не превышает 97.000 чел., а 50.000 изнасилованных это просто выдумка западной пропаганды. Так что да, этот фильм - пропаганда, причем наглая и циничная.

Что в художественном плане? Кое-какие плюсы есть. Очень хорошая игра актеров, очень-очень хорошая работа оператора, неожиданная попытка внести хоть какую-то неоднозначность в образ сербских героев... Ну, и все, пожалуй. Бюджет спорен - деньги вроде видны, но весь фильм одни и те же лица и грузовики на все действие. Режиссерски неплохо и даже изобретательно поставленные сцены сменяются лютыми штампами и проходняком. Отношения двух главгероев, как ни пыжились, похожи не на реальные судьбы, а на очередные красивости "как эсэсовец еврейку полюбил" и прочий Стокгольмский синдром. А обилию слезливости и патоки рядом с демонстрацией жестокости войны удивляться не приходится - судя по фильмографии Анжелки, это ее творческий почерк: то про Вторую мировую снимет, то про геноцид красных кхмеров - и последнее, судя по описаниям, буквально калька с этого уныния. Так и надо относиться к фильму - как к слезливой мелодраме "про Холокост" на фоне максимально пропагандистски утрированной войны в Боснии - притом еще не худшего качества.



Но я лично выбираю в этом плане фильм "Дважды рожденный" - он же "Venuto al mondo" (2012). Как слезливая мелодрама на фоне войны в Боснии он сделан получше, да и своя звезда есть - Пенелопа Крус. Кто не знает, есть достаточно известный итальянский актер Серджо Кастелитто, который еще и режиссурой увлекается. И среди прочего он экранизировал книгу своей жены, тоже какой-то там актрисы. Получился указанный фильм, главную роль в котором исполнила аж сама Пенелопа Крус, по знакомству. Играет она итальянскую журналистку Джемму. Джемма однажды решила поехать в Сараево, чтобы показать своему сыну Пьетро город, в котором она много лет назад познакомилась с его отцом - Пьетро его не знает, отец Диего пропал много лет назад.



Пригласил Джемму в Сараево наолимпийские игры 1984 г. основной источник лулзов фильма - то ли поэт, то ли филолог Гойко. Очень непосредственный чувак, любит кричать, плясать, троллить и веселиться. Типичный восточноевропеец.



В первой же сцене в Сараево он мчит по дороге без тормозов на автобусе-фольксвагене, расхваливая немецкое качество автомобиля, который произведен в Югославии. Несчастная Джемма чуть ли не на ходу попыталась выскочить, но он внезапно зачитал ей итальянские (это важно!) стихи, и она передумала.





А тут как раз и снег пошел, укрывая Югославию эвэривэа - тут снег, как госфлаги и агитплакаты, вездесущ...





Ладно, я прикалываюсь на самом деле. Клюквы в фильме почти нет, югославское прошлое изображено в умеренно-ностальгических тонах. На освещении Олимпиады-1984 г. Джемма знакомится с местной богемой - все эти журналисты, музыканты, художники и прочая интеллигенция. Милые, добрые люди, любят искусство, диссидентской деятельностью лишний раз не занимаются - в общем, приятное общество для западного человека.



Портрет Солженицына несколько напряг, но это осталось как-то без внимания. В целом говорятся в фильме правильные вещи - что дай бог, чтобы так было подольше, а то умер Тито и скоро придет деревня в город, разожжет национализм и начнется война всех против всех.



Короче, там она и познакомилась с фотографом Диего, и разумеется - большая часть фильма посвящена их любви и их высоконравственным отношениям. Тема, разумеется, раскрыта - наслаждайтесь.





Потом начинается война в Боснии. Как и у Джоли, никаких объяснений ей нет - кто, зачем, почему воюет - это все неважно! Тупо в определенный момент внезапно взрываются окна, люди начинают страдать от блокады, а знакомых Джеммы убивают снайперы на улицах под трагичную музыку.





Собственно, весь фильм - это две линии: современная, где семья Джеммы общается с Гойко, и вот эти флешбеки. Согласованности в них мало, флешбэки постоянно возникают как-то внезапно, отрывочно, кусками и отрывками. Поясняется их связь слабо, приходится волей-неволей следить, чтобы попытаться понять, что происходит. Это типа как символизирует разорванное сознание главной героини и ее смутные воспоминания о прошлом.



Ну если очень коротко, то суть вкратце сводится к тому, что Джемма оказалась бездетна, и ребенок не ее, а от суррогатной матери - какой-то рыжей турчанки-музыкантки из круга этой богемы. Но у нее было несчастье - когда она однажды с Диего зачинала ребеночка, к ней вторглись злые сербы, которые стали жестоко карать из автомата кухонную посуду. Ненавижу... НЕНАВИЖУ КУХОННУЮ ПОСУДУ!!! УБИТЬ - КУХОННУЮ - ПОСУДУ!!! Фарфор-кишки-осколки-распидорасило!..



Естественно, они ее изнасиловали и забрали к себе в плен. Трусливый Диего испугался и спрятался, надеясь, что его не найдут. Хотя надо отдать ему должное - потом он же вернулся в лагерь сербов, которые блокировали город и таки смог ее выкупить по методике "Джанго Освобожденного", за игрой в карты.





И да, местные сербы именно такие, как им и положено быть - карикатурные, гротескные, тупые, пьяные и с оружием. Скажите спасибо, что миллиона изнасилованных босниек не было, как у Джоли.







Похоже, что образ их жирного главаря с типичной сербской хазой списан с Желько Ражнатовича. А им, по сути, тематика войны и исчерпывается - она тут максимум минут на 10.





В общем, типичная балканская история любви, не хуже, чем у Анжелки.



По итогам - кино очень растянутое и довольно нестройное, но как мелодрама на фоне исторических событий без попыток притянуть их за уши к реальности смотрится неплохо. Актеры отыгрывают, режиссура в целом есть, мелодрама более-менее работает - да и опять же, при всем следовании стереотипам о злых сербах, хотя бы нет педалирования пропаганды. И на том спасибо. А Анжелке - штык в то место, через которое она снимает, о так вот. В краю соплей и дерьмища, блин.

Tags: 1) Отборная клюква, 4) Какая-то другая ягода, а) Кино, к) Рабоче-Крестьянская Красная Армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments